Статьи


26.03.2012

Марианна Гурина: Судебные исполнители просят взятку за поимку отца-беглеца

Представители прокуратуры и НПО бьют тревогу, что в Казахстане многие отцы, в том числе высокопоставленные чиновники уклоняются от уплаты алиментов. На сегодняшний день более ста тысяч детей не получают алиментов, долг по ним составляет несколько миллиардов тенге. Также у нас растет количество социальных сирот. Почему это происходит,  рассказывает президент ОФ «Улагатты жануя», автор телевизионной программы «Дорога домой» Марианна Гурина.

- Марианна, вопрос об алиментах в Казахстане стал насущным. Почему?

М. Г.: - Ответ прост: биологические родители, зачавшие и родившие свое продолжение, отказываются содержать своего  ребенка, отказываются помогать  ему выжить, стать развитым, здоровым гражданином страны, получить  достойное  образование. И таких случаев предостаточно.

- Может, в этот кризисный период отцам и так тяжело, может, они не имеют работу…

М. Г.: - Ничего подобного.  По данным опроса, среди злостных неплательщиков числятся представители солидных государственных учреждений, занимающие важные должности, например, в органах  финансовой полиции, прокуратуры, в различных департаментах,  министерствах. Что движет этими людьми? Думаю, злость и обида за неудавшийся брак, желание заставить жену унижаться и просить о помощи. При этом чаще всего у этих мужчин на стороне есть другая семья, другие дети, рожденные в неофициальном браке. А когда эти господа покинут и эту семью,  то призвать их к ответственности  не представляется возможным, так как их брак считается гражданским. Остается открытым  вопрос совести и чести, а с этим, похоже, у них проблемы.

- Можете назвать имена высокопоставленных чиновников, которые постоянно уклоняются от уплаты алиментов?

М. Г.: - Их имена пока не оглашаются, потому что их пока проверяет  прокуратура. Думаю, после выяснения всех обстоятельств, прокуратура озвучит эти имена. Единственное, могу сказать, что в ходе акции по защите прав несовершеннолетних, бывшие жены чиновников звонили общественным организациям, и сейчас, насколько мне известно, правоохранительные органы перепроверяют достоверность всех этих звонков, обращений, жалоб. Если заявления женщин подтвердятся, то этим чиновникам, думаю,  мало не покажется, ибо уклоняться от алиментов, не  обеспечивать своих детей, будучи состоятельными людьми,  это высшее лицемерие, непорядочно по отношению к бывшей семье.

- А что Вы, как президент фонда развития и поддержки семьи предпринимаете?

М. Г.: - Мы твердо убеждены в истинности выражения «Здоровая семья -  здоровое общество», поэтому на днях в Алматы провели ярмарку социальных идей, на которой  выставили проект по созданию семейных клубов при загсах, семейных центров, где молодожены смогут бесплатно получать консультации по тем или иным семейным вопросам. Ну и,  чтобы могли знать, что их ждет, ведь семья это не только влечение друг к другу, это ежедневные будни, которые порождают какие-то обязательства и эти обязательства должны выполняться.

Также будут     консультации для тех, кто собирается разводиться. Мне хотелось бы сделать там такие вещи, как «Апашкины советы», когда взрослая женщина могла бы показать, рассказать, как нужно вести семью, как нужно относиться к мужу, как относиться к свекрови, как строить отношения в семье.

И еще мне хотелось бы создать «Школу женственности», потому что сейчас основной проблемой женщин является то, что мы стали слишком самостоятельными. Мы не хотим быть женственными, не хотим понимать, насколько мы должны быть мудрыми, чтобы мужчина рядом с нами был счастлив. Как ни крути, но семейное счастье в основном зависит от женщины, от  ее терпения, ее мудрости, умения оберегать, хранить свой очаг, свою  семью.

У нас много идей по поводу того, как сохранить семью, поэтому наш фонд не зря называется «Улагатты жануя», что означает благополучная, счастливая семья. Именно такие семьи должны быть в Казахстане, а для этого мы все должны заниматься возрождением семьи. Возрождение семьи должно стать первоосновой для нашей страны, это очень важно.

Не так давно мы совместно с  прокуратурой города Алматы и  с общественными фондами «Аман-саулык» и «Союз кризисных центров» провели проект «Начни с себя» по защите прав несовершеннолетних в части своевременного получения алиментов. Может быть, для кого-то он может показаться довольно жестким,  но по-другому нельзя, мы ищем злостных неплательщиков алиментов, поэтому пусть эта акция послужит звоночком для тех, кто забыл, что где-то у него растет ребенок, которому нужны отцовская помощь, любовь, забота, внимание.

- Есть ли у нас случаи, когда алименты платит мать?

М. Г.: - Таких случаев нет. У нас есть несколько отцов-одиночек, жены которых погибли, и эти дети находятся в Доме надежды, потому что отцы сами не могут их воспитывать.

- Бывает ли такое, чтобы дети из-за того, что не получают алименты, из-за нехватки, отсутствия денег не ходят в школу, не получают образование, не лечатся своевременно и так далее?

М. Г.: - Необходимый пакет образовательных, медицинских услуг дети, естественно, получают, но я бы здесь хотела сказать о другом, о  недостаточности средств.  Понимаете, у нас общество слишком разобщено, у нас есть очень богатые и очень бедные. И если эти дети ходят в одну школу, то даже при наличии единой государственной школьной формы, менее обеспеченные дети чувствуют себя ущербными, потому что у них нет возможности носить дорогие вещи, взять на завтрак то, что хотелось бы и так далее. Отсюда последствия, нередко трагические.   На меня ужасное впечатление произвела история одного суицида.

На уроке труда проходили вязание и одна девочка, которую мать воспитывала одна, попросила у нее денег, чтобы купить пряжу.  Но  мама работала уборщицей, у нее не было денег, и она сказала,  возьми старую кофту, распусти ее и неси себе на урок труда. А девочке стыдно было нести такую пряжу в школу, потому что все ее одноклассницы приходили с красивыми нитками, вязали красивыми спицами, и она  попросила у подруги 300 тенге, купила уксусную эссенцию и отравилась, умерла.

Другая девочка повесилась на ручке двери в день своего рождения из-за того, что у матери не было денег купить ей торт.

Здесь мы можем много разглагольствовать о слабом психическом состоянии   детей, но не это главное, а главное то, что они не чувствовали любви,  не чувствовали заботы.  Им хотелось быть как все, но они были не как все и эту ущербность они ощущали с самого своего рождения, поэтому наша первая задача - показать детям свою любовь. Есть прокуратура, есть департаменты по защите прав детей, есть отделы народного образования, школы, которые должны этим заниматься, но им всем некогда. А дети ходят со своими проблемами и мы потом начинаем говорить, что мы одна из тех стран, где самое большое количество суицида. Третья, что ли, в мире. А все это происходит только потому, что нет семьи, это то, о чем мы говорим. Нет. Отношения рушатся очень легко. Дети, которые решились  на суицид, в основном из неполных семей. Вот сейчас я даже не могу вспомнить случая, чтобы в этих семьях  был отец.

- Одним из методов борьбы со злостными неплательщиками вы предлагаете  запретить им выезжать за рубеж…

М. Г.: - Да, прокуратура  Алматы уже выдала запрет на выезд за рубеж сотне  злостных неплательщиков. Думаю, это правильно.

- А если человек исправно платит алименты, ему разрешается выезжать?

М. Г.: - Если он платит алименты - конечно. Он же не нарушает закон, он же своему ребенку дает.

-  Еще какие предложения есть у Вас по решению алиментного вопроса?

М. Г.: - Во-первых, целесообразно создать государственный алиментный фонд, который бы помогал одиноким матерям, чтобы они не отдавали своего ребенка на попечение государства, а сами воспитывали его, в своей семье, чтобы он рос гармоничной личностью. Создание такого фонда позволит существенно сократить количество социальных сирот, облегчить жизнь ребенку, ведь ему все-таки лучше быть в семье.

Во-вторых, можно создать специальный сайт, и разместить там фотографии злостных неплательщиков. Всех, невзирая ни на какие должности и это заставит человека платить.

В-третьих, надо разработать систему стоп-карт в отношении лиц, не желающих исполнять свои отцовские обязанности. Стоп-карты - это определенные запреты, ограничения, которые, к примеру, не позволяют человеку, в данном случае - злостному неплательщику получать банковские кредиты, или какие-то услуги  ЦОН и так далее.

- А есть и такие мужчины, которые и семью свою не бросают и в то же время на стороне имеют женщину, ребенка от нее. Подобных случаев предостаточно, как быть таким детям?

М. Г.: - В  нашей стране алименты выплачиваются только тем детям, которые  родились в законном браке. Внебрачным не выплачиваются, таков закон, хотя таких детей огромное количество.  Поэтому это уже ответственность самого мужчины, его совесть - платить или не платить.

Вы знаете, мне становится смешно, когда  парламентарии садятся и решают вопрос - узаконить токал или нет. Это вопрос нравственности. Один мудрый человек  на вопрос, зачем мы здесь, на земле, ответил,  что мы должны жить, любить и оставить хорошее достойное наследие. Мы должны оставить хорошее наследие своим детям нашей жизнью и нашим примером. А какое наследие оставит человек, который обманывает свою жену, своих детей, имея на стороне еще одну семью, и там он обманывает? Конечно, ему жить в этом нечестии, и не нам его судить. В конце концов, есть высший суд, к которому мы все рано или поздно придем. Не нам говорить о морали и нравственности, призывать этого человека одуматься, но, как показывает жизнь…

Знаете, есть поговорка «От осины не родятся апельсины».  Когда отец такой, когда некем гордиться, нормальных детей не получится. Помню, раньше у мальчика, бегущего по улице, спрашивали, не как тебя зовут, а чей ты сын. И он с гордостью говорил, я сын того-то, того-то. А почему с гордостью говорил? А потому что была семья, и эта семья была первоосновой. А сейчас ребенок не всегда знает, кем был его дед, прадед, из какой он семьи, и это огромное упущение для нас, для казахов.  Прервана связь между старшим поколением и молодым, уходят в небытие добрые семейные, родственные традиции, которые укрепляли, развивали семью и это страшно, это мы теряем на глазах.

- Вы часто употребляете термин «социальные сироты». Кто они?

М. Г.: - Это дети, у которых есть родители, но они отказываются содержать своих детей, и отдают их на попечение государства. Как автору  и продюсеру социального  телевизионного проекта «Дорога домой», мне часто приходится бывать в детских домах, и я могу гордостью сказать, что количество детей-сирот в нашей стране уменьшается, в том числе благодаря нашей программе, но ведь детские дома не закрываются. Люди  спрашивают, почему при наличии детей в детских домах усыновлять некого? А потому что  у этих ребят есть родители, но они, как я уже сказала, не хотят   заниматься их воспитанием.

- Наверное, надо что-то предпринимать в отношении таких горе-родителей.

М. Г.: - Да, конечно, но в первую очередь надо менять законы. Вот, например,  нерадивая мамаша, бросая  ребенка в родильном доме, пишет заявление о том, что  временно  оставляет малыша. Слово  «временно» становится безвременным.  Ребенка не могут усыновить, пока не найдется мать, и ее ищут год, два, пять, и, конечно же, не находят. И все это самое важное для малыша время, когда он должен расти с ощущением тепла, любви и  нежности у груди матери, он предоставлен на поруки государственным органам, в которых при всем желании не могут дать все необходимое.

По моему глубочайшему убеждению, нужно ужесточить закон и определить срок на  принятие решения, допустим, три месяца. С учетом того, что девять месяцев  уже было дано на обдумывание, этого времени  вполне достаточно. Через три месяца ребенка нужно отдать в семью, которая давно об этом мечтает, а матери-кукушке не давать о нем никакую информацию, пусть она будет закрытой. Думаю,  такие действия смогут «отрезвить» многих несостоявшихся родительниц. Больная тема.   Можно много говорить о проблеме социального сиротства и способах ее решения, но, главное, нужно сделать все возможное, чтобы ребенок рос в семье.  Недавно наблюдала такую картину.

В детский дом пришла мамаша навестить своих многочисленных детей. Пришла беременная, в руках яблоко. Шестерых ее детей воспитывает государство, воспитанием она довольна, сама росла в таких условиях.  Дети, увидев мать, может быть, первый раз трезвой, прыгают от счастья, обнимают ее, целуют… Мать, какая бы она ни была, всегда  остается самым дорогим человеком на свете, и нам нужно сделать все, чтобы дети не повторяли ее ошибок.

- Легко сказать. А как?

М. Г.: - Для этого должны работать службы психологической и социальной помощи. Мы хотим требовать от родителей алиментов, давайте, поможем их трудоустроить, обучить, вылечить, а потом и спрос будет.

На днях прочла информацию, что уровень жизни в стране возрос на два процента. Интересно было бы посмотреть на тех, у  кого он возрос. В Алматы функционируют два интерната для малообеспеченных детей,   один из них в Турксибском районе. Там дети учатся с 1 по 4 класс, а дальше родители вынуждены  возить их  в Алмалинский район в переполненную казахскую школу для малообеспеченных семей. Как это понимать? Нет площадей для обучения или нет денег  для поддержания? Нет, просто власти не хотят портить картину  внешнего «благополучия», боятся посмотреть правде в глаза, и признать, что людям с каждым днем живется все труднее. Можно было бы один из детских домов, где осталось совсем мало детей, закрыть, и отдать нуждающимся.

- Малообеспеченная семья - это мать-одиночка, воспитывающая детей?

М. Г.: - К величайшему сожалению, термина мать-одиночка или одинокая мать сейчас не существует. Раньше такой статус был и женщина, носящая  этот статус, имела поддержку со стороны государства, а сейчас она предоставлена сама себе, впрочем, как и ее ребенок, чуть ли не с рождения носящий на  шее ключ от дома, предоставленный сам себе и улице. И это мы говорим не только о тех женщинах, которые решили самостоятельно рожать и растить дитя,  не спросив, нужна ли ему  такая жизнь, но и тех, кто не получает алименты.

Часто спрашивают, почему не получают, почему не пользуются своим законным правом, ведь по определению суда истец обязан выплачивать положенное. Истец обязан. Судебный исполнитель тоже. Но… Что мы видим на деле? Истец скрывается, судебный исполнитель за исполнение своих обязанностей просит взятку. Это факт, о котором не следует молчать, и вычеркнуть его невозможно. С этим нужно бороться, но коррупция бессмертна. Не смешно, грустно.

- Правда ли, что у нас больше несчастливых семей, нежели счастливых?

М. Г.: - Как сказать… Статистика нерадостная, сейчас разводится каждая третья молодая семья. Это катастрофа, но государством этот факт катастрофой не признается и это печально. Что делать? Возрождать семью, как я уже сказала. Постепенно, шаг за шагом, и в этом процессе нужно широко задействовать общественные и неправительственные организации.  Важно выстроить мосты между старшим поколением и молодежью, и развивать этот опыт общения, иначе это отрицательно сказывается на воспитании детей. Мы растем по опыту наших матерей, и детей своих растим по этому опыту. А если его нет или он недостаточно хорош? Что будет с нашими детьми, что мы передадим нашим внукам?

Бахыт ТУМЕНОВА, врач, отличник здравоохранения СССР, член международной федерации организаций по защите прав человека и права на здоровье, президент ОФ «Аман-саулык»

Бахыт ТУМЕНОВА.JPG

Бытует  мнение, что алименты не получают дети из  неблагополучных семей, где родители пьют, бомжуют. Мы решили узнать, есть ли среди злостных неплательщиков представители госорганов и бюджетных организаций, поэтому провели акцию «Начни с себя». Выяснилось, что есть.

Проблема выплаты алиментов в Казахстане вызвана и тем, что сейчас увеличивается количество разводов. Если раньше на 4 брака приходился один развод, то сегодня на 3,5 брака приходится один развод. В то же время за последние 5 лет увеличивается рождаемость детей. Если в 2007 году у нас родилось почти 297 тысяч малышей, то в 2011 году - 345 тысяч. Учитывая  всевозрастающее  количество разводов и вместе с тем увеличение количества неисполняемых судебных актов по взысканию алиментов, можно сказать,  что сегодня многие дети остаются без поддержки.

Семья, которая не получает алименты, однозначно, беднее, она не может воспользоваться дополнительным пакетом платных медицинских, образовательных услуг. В таких семьях труднее нанять репетитора для ребенка, отдать его в платную школу, на какие-то платные кружки, повести его в частный стационар или частную поликлинику… В общем, эта тема очень болезненна для общества. У нас в Конституции есть статья, которая охраняет права детей. У нас есть институт судебных исполнителей, которые должны выполнять судебные акты по взысканию алиментов. Есть программа, что эти вопросы должны быть первоочередными. Тем не менее, это тормозится. Поэтому мы в этом плане планируем провести общественные слушания, чтобы посоветоваться  с обществом, какие дополнительные механизмы нужно ввести, чтобы  люди начали платить алименты. Думаю, прокуратура нас в этом поддержит. Если мы сегодня эту проблему не решим, то завтра будет просто снежный ком, поэтому общество должно включиться в этот  процесс,  дать свои предложения по решению стоящих проблем. А эти проблемы кричащие. Может, госслужащего надо убирать с госслужбы, если он  не платит алименты? Как он может находиться на госслужбе, если у него низкий морально-нравственный уровень? Неуплата алиментов имеет не только финансовую подоплеку, но и моральную, этическую, правовую, почему мы об этом не говорим во всеуслышание?

Зульфия БАЙСАКОВА, директор ОЮЛ «Союз кризисных центров»

Зульфия БАЙСАКОВА.JPG

На телефон 150 в 2011 году поступило 315 488 звонков, в том числе 1,4 процента именно по невыплате алиментов. Поэтому мы решили провести эту акцию, в ходе которой  поступили жалобы на 153 задолжников по алиментам на содержание 202 детей. Хотелось бы отметить, что 90 процентов отцов работают, из них более третьей части -  представители государственных структур.

Мифом является утверждение, что алименты на содержание своих детей не выплачивают безработные родители. Так, из 153 задолжников, выявленных во время акции, неработающих оказалось только семь человек, что составляет всего четыре процента. Из регионов Казахстана поступило 86 процентов звонков. Это говорит о том, что актуальность данной проблемы носит масштабный характер.

Среди неплательщиков действительно есть и высокопоставленные чиновники. Ответственность перед детьми утеряли учителя, преподаватели вузов, есть врач-гинеколог, полковник полиции, бухгалтера компаний, начальник депо,  руководитель нефтегазовой компании, сотрудники финансовой полиции, КНБ, налогового комитета и даже администратор одного из судов Казахстана. Все данные мы передали в прокуратуру. К сожалению, местонахождение и вид деятельности 56 лиц не установлены, где они находятся  - неизвестно, судебные исполнители не могут их найти, они скрываются.

Роллан ЯГМУСОВ, старший прокурор управления прокуратуры г. Алматы

Роллан ЯГМУСОВ.JPG

Звонки в  части должников поступили не только по Алматы, но и по республике. По республике проверку будет проводить Генеральная прокуратура, а что касается Алматы, то все списки нами перепроверяются, запрашиваются все исполнительные производства, сумма задолженностей. По результатам  этих проверок будут приняты определенные прокурорские меры реагирования.

Естественно, работа по взысканию алиментов ведется постоянно, но акция «Начни с себя» была направлена именно на сбор информации о государственных служащих, которые развелись и теперь уклоняются от уплаты алиментов. Мы объявили горячую линию при прокуратуре, чтобы любой человек мог позвонить нам и сообщить об отцах, уклоняющихся от уплаты алиментов.

В прошлом году в Департаменте по исполнению судебных актов по городу Алматы на исполнении находились 3 417 исполнительных производств в интересах 3665 детей на общую сумму свыше 124 миллионов тенге. При проведении проверок материалов исполнительного производства были выявлены многочисленные нарушения требований законодательства, в итоге прокуратурой в адрес этого Департаменте было вынесено  23 предписания и 19 представлений об устранении нарушений законности, привлечении к ответственности виновных лиц. По результатам рассмотрения актов прокурорского реагирования, к дисциплинарной ответственности был привлечен 21 судебный исполнитель. Кроме того, в суды города для санкционирования направлены  постановления в отношении ста должников о временном ограничении на выезд из Казахстана.  Также приняты другие меры, в  том числе по трудоустройству должников, не имеющих постоянного места работы.


Источник zakon.kz

Возврат к списку