Статьи


08.06.2010

ВАС ЕЩЕ НЕ ОБЫСКИВАЛИ? БУДЬТЕ ГОТОВЫ!

Источник: "Новая адвокатская газета" - Федеральной палаты Адвокатов РФ

В результате очередного процессуального казуса, который произошел со мной и моими коллегами, появился очень качественный процессуальный документ, который можно использовать как образец судебной практики в других судах по аналогичным вопросам.

Началось все в октябре 2008 г., когда не очень грамотный следователь ГСУ при ГУВД по Свердловской области без судебного решения провел обыск в аудиторской фирме. Постановлением Железнодорожного суда обыск был признан незаконным.

Тогда следователь обратился в Верх-Исетский суд с ходатайством о производстве обыска в аудиторской компании. Эта часть истории не имеет прямого отношения к моей теме, но замечу в скобках, что следователь до сих пор не сумел законным образом обыскать аудиторов.

Одновременно с ходатайством о производстве обыска у аудиторов следователь подал в Верх-Исетский суд ходатайство о производстве обыска у адвоката Мелихова. Ходатайство он мотивировал примерно так: «28 октября мы провели обыск в аудиторской фирме. Железнодорожным судом обыск был признан незаконным, поскольку проведен без судебного решения. Интересы аудиторской фирмы представлял адвокат Мелихов. Таким образом, Мелихов имеет отношение к аудиторской фирме, что подтверждается ордером адвоката Мелихова (копия прилагается). Прошу разрешения на проведение обыска в адвокатской конторе № 22, в которой состоит адвокат Мелихов».

Судья Верх-Исетского суда Терентьева, увидев, что дело подсудно Железнодорожному суду и что следователь даже не удосужился выяснить, что представляет собой помещение, в котором находится адвокатская контора № 22 и кто там еще может располагаться… тем не менее разрешила производство обыска в помещении по адресу: ул. Луначарского, дом 240, корпус 12, подъезд 2, «в котором могут находиться адвокатская контора № 22, аудиторская фирма, ООО “Магнат”, ООО “ЮФК ”Магнат” и другие организации».

То есть судья, ни на минуту не задумавшись, разрешила обыск в пятиэтажном здании на том основании, что где-то там может находиться адвокат, представивший ордер для участия в следственном действии.

На основании данного постановления был проведен обыск на рабочих местах семи адвокатов. Естественно, все адвокаты подали кассационные жалобы на постановление судьи. Судья Терентьева и здесь ухитрилась продемонстрировать креативный подход к осуществлению правосудия, вернув кассационные жалобы авторам на том основании, что к ним не приложены ордера. Впрочем, руководство областного суда новаторство судьи не поддержало и обязало судью кассационные жалобы принять, не заставляя адвокатов выдумывать документы, подтверждающие, что они в состоянии самостоятельно защищать собственные интересы.

Впоследствии судом второй инстанции постановление судьи Терентьевой было признано незаконным и отменено, судебный материал направлен по подсудности в Железнодорожный суд.

Судья Железнодорожного суда А.Г. Исаков нас также несколько огорчил. Мы заявили ходатайство о нашем участии в судебном заседании на том основании, что, в соответствии со ст. 55 Конституции РФ, ограничение прав и свобод гражданина допустимо только в той мере, в какой это необходимо для обеспечения безопасности государства. Исходя из этой нормы Конституции, законодатель ограничил право на доступ к правосудию лица, у которого планируется проведение обыска, установив, что ходатайство следователя о производстве обыска рассматривается судом в отсутствие указанного лица. Это представляется разумным. Однако мы полагали, что после того, как постановление о производстве обыска отменено и судебный материал направлен на новое рассмотрение, уже ничто не препятствует лицу, в помещении которого планируется обыск, донести до суда свои возражения.

Такая позиция в принципе закреплена в определении Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. № 1076-О-П. Оно касается несколько другого вопроса – права лица, в помещении которого проведен обыск без судебного решения, участвовать в судебном заседании по проверке законности данного действия в порядке ч. 5 ст. 165 УПК РФ. Из этого определения следует, что в соответствии с позицией Европейского суда по правам человека вмешательство органов исполнительной власти в права отдельных лиц не подлежит судебному контролю по инициативе заинтересованного лица только до тех пор, пока такое вмешательство остается тайным по законным основаниям. Как только тайное становится явным – в действие вступают общие процессуальные правила. Поскольку Конституционный Суд неоднократно указывал, что сформулированное им понимание конституционного смысла той или иной нормы закона подлежит применению во всех однородных правоприменительных ситуациях, то нам казалось, что и в нашем случае мы должны были быть допущены к участию в судебном заседании.

Однако судья решил иначе и пошел по формальному пути, отказав нам в участии в судебном заседании на том основании, что ст. 165 УПК не предусматривает участие в судебном заседании лица, в помещении которого планируется проведение обыска.

Данное постановление судьи мы обжаловали в кассационном порядке, однако впоследствии были вынуждены отозвать кассационные жалобы, так как итоговое постановление судьи по ходатайству следователя оказалось настолько совершенным в юридическом отношении, что мы просто не рискнули ставить его под сомнение обжалованием сопутствующих процессуальных решений.

Дело даже не в том, что суд решил вопрос в нашу пользу и отказал в разрешении на производство обыска. Принципиальность прилагаемого постановления судьи в том, что при его вынесении судья отразил все юридически значимые моменты, которые, в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека и определением Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О должны учитываться при разрешении такого рода ходатайств следователя, а именно:

– принадлежность помещения, в котором предполагается провести обыск;

– наличие доказательств, что у владельца данного помещения могут находиться документы или предметы, имеющие значение для дела;

– применительно к адвокатам – конкретные данные о конкретных документах и материалах, которые имеют отношение к расследуемому делу и не входят в адвокатское производство, поскольку, в соответствии с вышеуказанным определением КС № 439-О обыск у адвоката может затрагивать только конкретные обстоятельства и не должен приводить к получению совокупной информации обо всех доверителях данного адвоката.

Суд также указал, что процессуальным иммунитетом обладает не помещение, занимаемое адвокатским образованием, а конкретный адвокат, и следовательно, вышеизложенные данные должны быть представлены применительно к каждому адвокату, на рабочем месте которого следователь желает провести обыск.

Кроме того, суд также очень справедливо обратил внимание, что все вышеизложенные обстоятельства должны быть подтверждены допустимыми доказательствами, полученными в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, а рапорта милиционеров к таким доказательствам не относятся. Этот вывод судьи основан на определении КС РФ от 4 февраля 1999 г. и других определениях КС, в соответствии с которыми результаты оперативно-розыскных мероприятий, отраженные в рапортах милиционеров, являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках доказательств, которые еще необходимо проверить процессуальным путем. Эту практику, к сожалению, знают далеко не все правоприменители.

Таким образом, в целом предлагаемое постановление может служить образцом процессуального документа по делам данной категории, и, в качестве такового, может оказаться полезным нашим коллегам.

3 июня Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда оставила без изменения постановление судьи районного суда об отказе в разрешении производства обыска.

Публикуется по изданию: Бюллетень Адвокатской палаты Свердловской области. 2009. № 2 (22).

ПОСТАНОВЛЕНИЕ г. 
Екатеринбург 30 апреля 2009 г. 
(извлечения)

<…>Рассмотрев ходатайство, проверив представленные материалы, суд находит ходатайство подлежащим отклонению. <…>

В соответствии со ст. 8 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» документы, находящиеся в распоряжении аудиторской организации и индивидуального аудитора, содержащие сведения об операциях аудируемых лиц и лиц, с которыми заключен договор оказания сопутствующих аудиту услуг, предоставляется исключительно по решению суда уполномоченным решением лицам или органам государственной власти РФ в случаях, предусмотренных законодательством России об их деятельности.

…Как следует из представленного материала, мероприятий по установлению собственников данного помещения, а также лиц, арендующих офисы в подъезде 2 корпуса 12 дома 240 по ул. Луначарского, следователем не проведено. <…>

Зная, что в здании находится адвокатская контора № 22, следователь не установил и не указал в постановлении данные адвокатов, входящих в ее состав, поскольку именно адвокат, а не помещение, которое он занимает, обладает процессуальным иммунитетом Так, разрешение на проведение следственных действий, в то числе обыска, в силу положений гл. 52 УПК РФ, дается судом в отношении конкретного лица, к которому применяется особый порядок производства, а не к адвокатской конторе в целом.

Помимо этого, в представленном материале отсутствуют какие-либо процессуальные документы, подтверждающие необходимость проведения обыска в адвокатской конторе № 22 у всех входящих в нее адвокатов. В имеющемся в материале рапорте оперуполномоченного ГУВД Свердловской области Попова М.А. указано, что для уклонения от уплаты налогов Рагозниковым использовались реквизиты предприятий, предоставляемые адвокатом Мелиховым. Вместе с тем процессуальные документы, подтверждающие оперативную информацию, изложенную в рапорте, в материале отсутствуют. Кроме того, документов, свидетельствующих о том, что у других адвокатов адвокатской конторы № 22 в их кабинетах или на рабочих местах могут находиться документы, имеющие значение для уголовного дела, суду не представлено. <…>

Возврат к списку